Член АКФО
img
img

УГРОЗЫ ДЛЯ РЫНКА ФАСИЛИТИ В РОССИИ

10 декабря 2018

На ноябрьской пресс-конференции в ТАСС ассоциация АКОН представила результаты мониторинга рынка — весьма интересные данные по состоянию сектора на 2016 год. В рамках исследования выявили около 38 тысяч компаний сегмента PM, из которых жизнеспособными являются 80%, в сегменте FM из 20 тысяч организаций деятельность ведут только 10%. Что касается клининга, в этой сфере специалисты проанализировали более 7 тысяч компаний. Из них реальную бизнес-деятельность ведут немногим более 5000 юридических лиц.

На основе полученных данных можно с уверенностью обозначить ряд угроз для рынка FM:

Заниженная начальная цена у большинства государственных контрактных процедур. У многих заказчиков и в самом деле стоимость контракта настолько низкая, что ведущие компании на рынке, которые готовы вести честную конкурентную борьбу, не готовы идти на такие конкурсы.

Сложившаяся ситуация провоцирует создание рынка дискаунтеров.

Отсутствие инструментов воздействия на рынок дискаунтеров как у заказчиков, так и у профессионального сообщества. Предприниматели работали по 20 лет, создавая большие ответственные компании, и теперь крупный холдинг, который добился на рынке результатов и отвечает за качество предоставляемых услуг, не готов так просто расстаться с заказами — это просто несправедливо.

В профессиональных ассоциациях НАФО и АРУК состоят около 500 компаний из 8 тысяч игроков. Сейчас рынок разделился на две части: одна выступает за честную борьбу, готова конкурировать за счет технологий и внедрения диджитал-решений, а другая часть действует нечестным способом. Такое расслоение становится все более и более заметным, и как с этим бороться, не знают ни профессионалы рынка, ни те, кто помогает отрасли со стороны государства.

Отсутствие инструментов отказа от токсичных проектов.

В государственном секторе на обслуживании останутся одни дискаунтеры. Что будет с госсектором завтра? Судя по всему, в госзакупках среди участников остаются только серые и черные компании, так как там не отслеживается соблюдение налогового и трудового законодательства. Госзакупки с условиями по допуску и самой процедурой аукциона на понижение провоцируют подрядчиков на последующее использование инструментов налоговой оптимизации и привлечение нелегальной рабочей силы.

Чтобы обозначенные угрозы не казались надуманными и преувеличенными, приведу несколько примеров демпинга цен. При начальной минимальной цене контракта в 6.5 миллиона рублей тендер ГАОУ ДПО Центр «Профессионал» выиграла компания, предложившая 4.4 млн рублей (понижение больше, чем на 30%). Другой пример — тендер ГБУ г. Москвы «Многофункциональный Миграционный Центр»: начальная стоимость контракта была 248 млн рублей, конкурс выиграла организация, предложившая 95 миллионов (демпинг составил 62%). Подобным образом обстоит ситуация и в коммерческих тендерах, так как дискаунтеров на рынке хватает.

Когда дело касается госзаказов, ФНС должна призывать к честной конкуренции, а в реальности требует минимальных цен, что фактически вынуждает подрядчиков не платить налоги и прибегать к черным схемам оплаты труда. Если проверить госзакупки самой налоговой службы, то мы увидим массовые нарушения налогового законодательства уборочными компаниями, которые работают на объектах ФНС.

Я уверен, что для заказчиков крайне необходимы понимание системы ценообразования, определение справедливой начальной цены любого контракта, инструменты воздействия на дискаунтеры и способы отклонения их предложений от участия в закупочных процедурах. Некоторые клиенты действительно не обладают компетенциями для определения обоснованной стоимости контракта, поэтому в данной ситуации было бы неплохо получать помощь ФНС для подсвечивания справедливой цены и обеспечения честных конкурсных процедур.

Для подрядчиков, в свою очередь, важно объединение усилий в рамках проекта обеления, совместная деятельность со стейк-холдерами и профессиональным сообществом. Кроме того, нужно контактировать и с заказчиками, например, объяснять им причину повышения и корректировки цены. Нередки случаи, когда исполнитель заявляет клиенту, что стоимость повысится на 60%, а на справедливый вопрос заказчика, что он получит за эти деньги, подрядчик отвечает: ничего. Эта ситуация неправильная, ведь на рынке существует огромное количество предложений — инновации и диджитал-решения, которые дают преимущества и возможность экономить. В такой ситуации нужно совместно с заказчиком решать, где можно оптимизировать. Даже внедрение безведерной уборки СВЕП позволяет повысить эффективность на 20%. К примеру, на одном из наших объектов эта на первый взгляд дорогостоящая технология окупилась за 9 месяцев.

Многие заказчики готовы вести диалог, но под изменение SLA. Поэтому нужно совместно решать, что оптимизировать, и давать клиенту новую ценность. В масштабах рынка это не быстрый процесс, но регулярная и планомерная работа, которая со временем принесет свои плоды. В этом году на базе РГУД мы создали Центр компетенций по развитию PropTech в FM, аккумулирующий на своей базе все инновации, которые позволят клиентам повышать стоимость контракта на меньшую сумму за счет внедрения инновационных решений.

Автор: Виктор Козин, вице-президент Becar Asset Management

img